Адрес сайта telegram дальше не помню — «Власти воспринимают мессенджер как российский проект»

— Роскомнадзор снова обратился в суд с иском о блокировке Telegram. Что произошло?

— У вас есть понимание, как будет происходить блокировка Telegram в России? Если да, расскажите поэтапно.

При этом надо понимать, что никто не хочет блокировать Telegram: власти хотят с ним договориться, наладить сотрудничество, добиться исполнения мессенджером российских законов.

Но если дело всё-таки дойдёт до блокировки, то тут у Роскомнадзора будет несколько возможностей. Самая простая — внести в список на блокировку несколько доменов мессенджера, в этом случае перестанут работать сайт и ссылки вида t.me, а также web-версия. Далее он может заблокировать все принадлежащие Telegram сети IP-адреса. Найти их несложно, любой грамотный системный администратор сделает это за несколько минут. После этого перестанут работать приложения в телефонах. Обойти эту блокировку пользователи смогут, используя VPN, либо Telegram сам может начать проксировать трафик через арендованные серверы, адреса которых Роскомнадзору придётся искать и банить. Такая игра в кошки-мышки может идти долго и сказываться на репутации РКН.

— Должны ли спецслужбы иметь доступ к любым зашифрованным сообщениям?

— Почему Telegram отказался отдавать ключи расшифровки в ФСБ?

Павел столько раз повторял, что не будет выдавать информацию о пользователях никому, что теперь не может изменить позицию без потери лица.

К сожалению, вся его принципиальность обусловлена именно интересами бизнеса и заботами о личном имидже, реальная безопасность продукта волнует его куда меньше, позиция по тому или иному событию формируется на ходу в зависимости от текущей ситуации (достаточно вспомнить, как в июле 2017 года после блокировки в Индонезии Павел Дуров лично полетел туда договариваться с властями страны).

Как ещё объяснить, почему «ВКонтакте» в то время, когда Павел Дуров ещё был генеральным директором, выполнял российские законы, а принадлежащий ему же Telegram — нет? Но опаснее всего то, что позиция Telegram придумывается лично Павлом Дуровым, без какой-то продуманной юридической базы и долгосрочной стратегии. Это стало очевидно 16 октября 2017 года, когда представители мессенджера не явились на суд с ФСБ, где мессенджеру выписали административный штраф, и только после массовых публикаций об этом в прессе Дуров объявил, что будет искать юристов.

Это в очередной раз показывает, что Дурова интересуют западные рынки, а российским он готов пожертвовать, разменяв интересы пользователей на очередные громкие заявления о том, что он якобы является жертвой Кремля.

— Для чтения каких именно сообщений ФСБ нужны ключи расшифровки — обычных или секретных чатов?

Формулировка довольно корявая, но, насколько я понимаю, объясняется качеством закона, который писали без консультаций с представителями отрасли, из-за чего все теперь и обсуждают некие «ключи шифрования», хотя это очень общее понятие. Как видите, в запросе ничего не сказано ни о конкретных типах чатов, ни о секретных чатах.

— Как происходит шифрование сообщений на устройствах пользователя в Telegram?

Все остальные чаты облачные — это обычные личные сообщения, а также все группы, супергруппы и каналы. И ключи от них у Telegram есть. Павел Дуров сам признал это, пусть и в скобках, в своей статье от 14 августа 2017 года для западной аудитории, в которой пытался описать, почему подход Telegram якобы лучше, чем в WhatsApp, где шифрование end-to-end вот уже некоторое время применяется по умолчанию ко всем чатам, в том числе групповым.

Сообщения в облачных чатах шифруются на телефоне, передаются с помощью протокола MTProto на серверы Telegram, где расшифровываются и сохраняются. Это легко можно проверить, изучив спецификацию протокола. Если проводить аналогию с тем же «ВКонтакте», MTProto — более быстрый, компактный и рассчитанный на плохую связь аналог стандартного протокола HTTPS. В остальном же хранение облачных чатов аналогично хранению сообщений в «ВКонтакте». Тем более что основано на одних и тех же движках, так как всех их разработчиков Павел Дуров перевёл в своё время из «ВКонтакте» в Telegram (ООО «Телеграф»).

Гораздо честнее по отношению к пользователям было бы затратить усилия и сделать шифрование end-to-end во всех облачных чатах. Или хотя бы честно рассказывать, что и как работает и что у разработчиков Telegram доступ к сообщениям есть или технически возможен.

— Поставит ли под угрозу другие мессенджеры прецедент в виде блокировки Telegram?

— Общаетесь ли вы с сотрудниками Telegram, что они говорят о возможной блокировке?

— Есть мнение, что Павел Дуров сопротивляется этим требованиям в целях пиара, что вы можете сказать об этом?

Так что теперь Павел в привычной манере использует ситуацию, чтобы заявлять на Западе о своей якобы принципиальности и стремлении защищать переписку пользователей любой ценой, параллельно получая бесплатную рекламу и наращивая российскую аудиторию. Отдельные теории и вовсе говорят, что всё это спланированная и согласованная акция по увеличению популярности Telegram, но мне, к сожалению, не известны все детали и договорённости Дурова.

— Совершенно точно. Он, безусловно, очень талантливый пиарщик и ухитрялся выбраться из множества сложных положений. Хотя логичнее было бы, наверное, в них не попадать.

К сожалению, он не очень заботится о безопасности пользователей — основным человеком, кто об этом беспокоился и поднимал вопросы безопасности, был я. А в данной ситуации у него много выходов. Можно долго судиться и получать пиар и рекламу. Можно пожертвовать российским рынком, так как он не приносит Дурову денег. Тем более что российским блокировкам далеко до «Великого китайского файрвола», и Telegram может достаточно успешно с ними бороться, отрабатывая технологии и, опять же, получая рекламу. Чувствительным будет только удаление из магазинов приложений. И всегда остаётся вариант тихо и непублично договориться о неформальном сотрудничестве по каким-то ключевым, резонансным делам. Пока мы видим скорее торги с повышением ставок.

— Существенная часть аудитории в России — молодая и технически продвинутая, а способы обхода блокировок достаточно просты. В Иране во время январских блокировок Telegram-аудитория сначала просела почти до нуля, но быстро восстановилась до уровня порядка 70%. Думаю, в России, если Telegram всё же заблокируют, будет примерно так же. Отсеется процентов 30 пользователей, которым Telegram не настолько нужен, чтобы заморачиваться с настройками VPN и прокси. Если за ситуацию возьмутся серьёзнее и будут проверять, кто из чиновников и госслужащих продолжает пользоваться, — отток будет чуть больше. Но пока это вроде бы никому не нужно.

— Какую часть составляют российские пользователи от общей аудитории Telegram?

— В Иране Telegram тоже блокировали, но потом власти выбрали другую стратегию — они пытаются контролировать пользователей мессенджера. Может ли Россия повторить этот путь?

России в этом смысле проще, созданная нами социальная сеть «ВКонтакте» по-прежнему лидирует по популярности, есть свой поисковик, свои карты, популярные почтовые сервисы. Telegram не настолько важен, чтобы тратить на него столько усилий. Думаю, властям проще или заблокировать, или договориться, или оставить всё как есть.

— Реестр вообще странная штука. Насколько я помню, там всего порядка сотни проектов, и не все из них сколь-нибудь крупные. Viber в России вообще уступил первое место по популярности WhatsApp. И там тоже сквозное шифрование end-to-end во всех чатах, так что добиться от него получения какой-то переписки не получится.

Да и вообще, если Telegram не российский — то чей, сент-китс-и-невисовский? В Viber не создают анонимные политические каналы, про него почти не пишут новости. Он существует, но не интересен чиновникам. Поэтому к нему и нет вопросов. По крайней мере пока.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.