Канал караульный telegram — Вышло расследование о том, кому принадлежат телеграм-каналы. Как они отреагировали

Журналисты издания «Проект» выпустили расследование, посвящённое крупным анонимным каналам в телеграме. В нём авторы утверждают, что выяснили, кто может стоять за такими известными каналами, как «Незыгарь», «Караульный», «Акилитоп», «338» и другие, как они зарабатывают, сколько стоит размещение поста в них и почему некоторые темы админы отвергают. Но телеграм-каналы и якобы связанные с ними структуры, разумеется, подтверждать заявления журналистов не торопятся.

Анонимные русскоязычные телеграм-каналы на самом деле могут быть не такими уж независимыми от власти — об этом заявили журналисты издания «Проект» в новом расследовании, посвящённом известным площадкам в мессенджере. Кремль, как утверждают авторы, ещё перед президентскими выборами, в конце 2016 года, начал активно интересоваться продвижением необходимой информации через мессенджер — для того чтобы максимально дискредитировать Алексея Навального.

Для этого власти якобы использовали неких подрядчиков, ответственных за размещение подобных постов в своих или же других каналах. Выборы прошли, однако подрядчики по-прежнему в деле, говорится в расследовании. Среди них называются такие телеграм-каналы, как «Полный П» (автор — активистка Кристина Потупчик), «Акитилоп», «Давыдов.Индекс» и прочие. Впрочем, другие популярные площадки в мессенджере также имеют отношение к провластным структурам, сообщили журналисты.

На кого работают крупные телеграм-каналы Mash, «Незыгарь», «Караульный» и другие

Журналисты уверяют, что выяснили, кто стоит за многими популярными известными каналами в телеграме. К примеру, проект издателя Life Арама Габриелянова «Мэш», говорится в расследовании, сейчас контролирует Степан Ковальчук, сын медиамагната Кирилла Ковальчука и внучатый племянник Юрия Ковальчука, друга Владимира Путина.

Настоящий владелец телеграм-канала «Незыгарь», по заявлению «Проекта», — первый замруководителя администрации президента Алексей Громов. Однако занимается площадкой он якобы через Владислава Клюшина — учредителя компании «М-13», создавшей для властей систему мониторинга СМИ «Катюша». Но как бы то ни было, Громов имеет отношение к «Незыгарю», считают авторы.

За «Караульным» ранее стояла группа провластных политологов и журналистов, утверждается в расследовании. Однако осенью 2017 года телеграм-канал, сообщает «Проект», за сумму в 10 миллионов рублей купил не кто иной, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Авторы расследования пишут, что после осени 2017 года в «Караульном» исчезли сообщения, критикующие «Роснефть», зато положительный контент о компании начал появляться часто.

Телеграм-канал «Мышь в овощном», исходя из расследования, принадлежит некоему Николаю Чернову — сыну первого проректора СПбГУ Елены Черновой. Мужчина якобы имеет хорошие отношения с админами «Караульного», а также «подрядчиками», и связан с площадками 338 и «Опер слил».

Откуда деньги у телеграм-каналов

Если исходить из того, что многие крупные площадки в Telegram связаны с провластными структурами и бизнесменами, вопрос об их источниках доходов практически отпадает. Однако журналисты всё же попытались выяснить, как именно зарабатывают телеграм-каналы.

Корреспонденты «Проекта» утверждают, что нередко площадкам за размещение выгодной для властей информации платят как раз таки нанятые Кремлём подрядчики. Впрочем, не всегда заказчику выгодны именно публикации. У телеграм-каналов можно заказать блоки или же стоп-листы — то есть запреты на негативное упоминание какого-либо события и персоны. Доходит до того, что некоторые платят админам площадок за «блок на блок»: некое заинтересованное лицо устраивает так, чтобы кто-либо не мог заказать в телеграм-канале бан на чьё-либо упоминание.

Авторы расследования под видом заказчиков связались с популярными каналами и выяснили, какие суммы и в какой валюте те берут за размещение информации.

— Михаил Рубин, Роман Баданин

При этом если «Незыгарь», как пишет «Проект», согласился разместить абсолютно любую информацию, то «Караульный» отказался от постов с критикой Совбеза, любым (и позитивным, и негативным) упоминанием администрации Путина и сотрудников Кремля.

Журналисты также составили карту крупных телеграм-каналов в русскоязычном сегменте Telegram, где расписали, кому принадлежат какие площадки (не только «Мэш», «Незыгарь» и «Караульный», а также «Кремлёвский мамковед», «Дабл Ять», «Методичка», «Бойлерная», «Пяр во время чумы», «Постправда» и другие).

Как телеграм-каналы и лица, фигурирующие в материале «Проекта», отреагировали на расследование

В «Караульном» в ответ на публикацию появился пост, который админы позже закрепили в шапке канала.

В посте телеграм-канал привёл отрывок из того же расследования, в котором утверждалось, что «Караульный» никогда не скрывал своей связи с властями. А позже на площадке начали появляться репосты из других каналов, критикующие материал «Проекта». К примеру, из «Медиатехнолога», который якобы контролируется «подрядчиками».

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.