Mash telegram канал кому принадлежит — Расследование об авторах и заказчиках Телеграм-каналов

Секрет успеха власти в Telegram — в невероятной продажности каналов

Как Кириенко приручил Незыгаря и откуда растут ноги «Методички»

Независимое медиа «Проект.» рассказало о том, как администрация президента России вычисляла авторов популярных Telegram-каналов и осуществляла экспансию в этот мессенджер-соцсеть. Попутно в публикации раскрываются авторы и заказчики самых популярных каналов. «Реальное время» публикует это расследование полностью.

Несколько лет назад в России появился плутовской, но самый настоящий рынок — анонимных telegram-каналов. На этом рынке очень хорошо научилась играть власть: от Кремля до «Роснефти» и семьи Ковальчуков. Мы расскажем, как этот рынок устроен изнутри.

Не волновались только в Кремле, многие сотрудники которого демонстративно продолжали пользоваться Telegram. У кремлевских чиновников тогда уже были все основания любить этот мессенджер. За месяц до блокировки, 18 марта, прошли выборы президента, которые показали неожиданную лояльность основных каналов русскоязычного Telegram. Даже самый известный политический канал страны «Незыгарь» как будто по кремлевскому темнику весь день публиковал сообщения о высокой явке на выборах. Такая лояльность, конечно, не случилась сама по себе. Она стала результатом большой работы.

На заре анонимных каналов в Кремле нервничали из-за того, что их не контролируют. В первую очередь это касалось «Незыгаря», его авторов пытались вычислить. Но, разобравшись, что его делают аферисты, чиновники решили сами внедряться в каналы. И нашли на это деньги.

За несколько месяцев до этого те же чиновники пришли работать во внутриполитический блок Кремля (в том году Сергей Кириенко возглавил его вместо Вячеслава Володина) и получили важное задание — готовиться к президентским выборам. Помимо прочего, им нужно было контролировать настроения в интернете. Но чиновники быстро столкнулись с тем, что помимо уже ясных им соцсетей возникла новая мода — на чтение анонимных telegram-каналов. Работать с ними в Кремле тогда не умели и из-за этого нервничали. Каналы набирали сначала по несколько десятков, а потом и сотен тысяч подписчиков.

На заре анонимных каналов в Кремле нервничали из-за того, что их не контролируют. В первую очередь это касалось «Незыгаря», его авторов пытались вычислить. Фото tjournal.ru

Возможно, это небольшая, но очень важная аудитория — каналы читает элита (чиновники, интеллигенция и журналисты).

На самом деле никакие инсайдеры за каналами не стояли — в этом быстро разобрались ответственные за выборы кремлевские чиновники. Попытка продемонстрировать информированность была обманом — особенно хорошо это было видно на примере «Незыгаря». Его авторы просто ждали ночи, когда федеральные газеты публиковали свежий номер на сайте, брали инсайды оттуда и печатали их под видом собственной информации, пока большинство читателей не успевали понять, что эксклюзив фактически украден. Еще проще они поступали с аналитикой — брали ее с общедоступных ресурсов, включая блог политолога Татьяны Становой и сайт Московского центра Карнеги.

Проба пера на Навальном

В десяти минутах ходьбы от здания администрации президента располагается усадьба Гагариных-Тютчевых. В ее флигеле за общим столом сидят несколько десятков молодых людей во главе с бывшим пресс-секретарем движения «Наши» Кристиной Потупчик.

Собеседники в Кремле называют Потупчик одним из основных подрядчиков в Telegram и сейчас. Число ее каналов множилось, а теперь Кремль доверяет ей и более широкую работу — системное реагирование на негатив по отношению к власти в социальных сетях. Именно под новые задачи у нее и появился офис недалеко от Старой площади

Работа для подрядчиков нашлась быстро. К президентским выборам Кремлю было необходимо «вывести из игры» Алексея Навального. В результате в Telegram стали появляться критические материалы в адрес оппозиционера. Навального нужно было дискредитировать настолько, чтобы президентские выборы без его участия выглядели легитимно, и эта задача была выполнена, удовлетворенно констатирует кремлевский чиновник.

Работать в Telegram оказалось очень просто — подрядчики получали наличные и платили авторам каналов. Те за деньги соглашались размещать что угодно. А еще внедрять стоп-листы, ставить «блоки» и даже «блоки на блоки».

«Если есть бюджет, можно зайти практически в любой канал», — говорит собеседник, размещающий посты для Кремля.

Администратор канала «Караульный» предложил платное размещение постов не только у себя, но и сразу в десятке других каналов, например, «Футляре от виолончели», «Медиатехнологе» и «Бойлерной». За пост просили от 30 до 60 тысяч рублей в зависимости от канала (деньги нужно было перевести на карту Сбербанка «стороннего пиарщика»). «Кремлевский мамковед» берет 30 тысяч за пост, а «Дабл Ять» — 50 тыс. Предлагали и удобную схему — разместить в одном из каналов пост, а в остальных организовать репосты, которые стоят дешевле. По отдельной договоренности можно вообще получить «безлимитку» — право размещать сколько угодно постов в месяц.

Схема работала безотказно. Даже самая глупая информация, оказавшись в крупном канале, получала широкое распространение. И многие СМИ не считали зазорным ссылаться на telegram-каналы. Например, не имевшую отношения к действительности «новость» «Незыгаря» о планах Владимира Путина уже в этом году изменить Конституцию цитировали в эфире «Эха Москвы».

Пока мы предлагали разместить позитивный по отношению к власти материал, никаких проблем не возникало. Но затем мы попытались предложить негативный пост и тут же получили отказ. Чтобы «неприятных» разговоров больше не было, администратор «Караульного» выставил четкие условия: никакого негатива по отношению к членам Совета безопасности (позитивно — можно), вообще нельзя упоминать администрацию президента, Старую площадь, сотрудников Кремля, включая, это отмечалось особо, Сергея Кириенко.

Иногда заблокировать негатив в каналах нельзя, но вовсе не потому, что их авторы решили проявить принципиальность. Помощник одного из высокопоставленных чиновников рассказывает, что столкнулся с потоком негатива в адрес начальника и немедленно вышел в каналы с предложением за деньги остановить поток плохих сообщений. Но выяснилось, что их недруги уже установили «блок на блок», то есть заплатили каналам, чтобы они не брали деньги за блок от «пострадавших».

Telegram-каналами заинтересовались и структуры серьезных политических групп. Например, связанные с Юрием Ковальчуком. Фото os.colta.ru

Telegram-каналами заинтересовались и структуры серьезных политических групп. Например, связанные с Юрием Ковальчуком.

В этот период Габрелянов находился в состоянии «развода» с Ковальчуками. Бывший медиамагнат был совладельцем или управляющим многих СМИ империи Ковальчуков, но затем вышел из доверия. Его отправили в почетную ссылку — на должность редакционного директора Life без реальных полномочий. Единственное, на что рассчитывал Габрелянов, оставить себе свой самый успешный продукт последнего времени — telegram-канал Mash с огромной аудиторией (450 тысяч подписчиков). Однако младший Ковальчук пришел сообщить ему волю своей семьи: Mash из-под управления Габрелянова забирают наравне со всеми остальными СМИ, им теперь будет руководить сам Степан. С тех пор младший Ковальчук действительно стал фактическим начальником канала, хотя формальной должности у него нет.

«Роснефть» качает телегу

Осенью 2017 года писатель Эдуард Багиров и связанная с властями политтехнолог Марина Юденич вели переговоры с пресс-секретарем «Роснефти» и другом Багирова Михаилом Леонтьевым. Они убеждали представителя нефтяной компании заняться Telegram, начав с покупки одного из каналов. Переговоры увенчались успехом — нефтяная компания предположительно выделила 10 миллионов рублей на покупку крупного канала «Караульный», который до того вела группа провластных журналистов и политологов. Технически продать канал очень просто — нужно передать покупателю свою SIM-карту, рассказывает человек, участвовавший в покупке других telegram-каналов. Он, однако, отмечает, что часто из-за необходимости физически отдать SIM-карту переговоры срываются.

«Нет, первый раз слышу», — сказал пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев на вопрос о работе нефтяной компании на рынке Telegram и покупке канала. Фото Сергея Кощеева

А нужный «Роснефти» контент в «Караульном» появляется часто.

Когда мы списались с «Караульным» под видом заказчика и предложили материал о госкомпании, то тут же получили вопрос — будет он негативным или позитивным. Узнав, что материал может быть негативным, администратор сразу отказался от сделки.

Официально в «Караульном» свои контакты с властью не опровергают, но уверяют, что у них «постоянно есть критика федеральных и региональных чиновников». «У нас зачастую взгляды на многие вопросы (с кремлевскими чиновниками) сходятся. И мы общаемся. Не регулярно. А когда они расходятся — то никто нам не то что приказать [не может], но и просить не будет», — сообщил администратор канала, когда корреспондент «Проекта» написал ему уже как журналист. Историю о покупке канала «Роснефтью» он опроверг. «Нет, первый раз слышу», — сказал пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев на вопрос о работе нефтяной компании на рынке Telegram и покупке канала.

Внутриполитический блок Кремля считает, что «Незыгарь» связан с другой «башней» — куратора информационной политики Алексея Громова. Фото ruspekh.ru

Внутриполитический блок Кремля считает, что «Незыгарь» связан с другой «башней» — куратора информационной политики Алексея Громова. Через человека по имени Владислав Клюшин.

На совещаниях в Хакасии Клюшин участвовал как технолог Министерства обороны (глава Минобороны Сергей Шойгу тесно связан с регионом). Но более известен он как владелец компании «М 13» — именно она разработала систему мониторинга СМИ «Катюша», которой пользуются министерство обороны и администрация президента. Эта же компания участвовала в разработке «Сейбы» — измерителя телеаудитории. Продуктами «М 13» пользуются во власти, их туда внедряли первый замглавы администрации президента Алексей Громов, руководство ФСБ и Минобороны, утверждает источник, добавляя, что, к примеру, экспансия «Катюши» была весьма агрессивной — генералы из ФСБ писали в органы власти письма с настоятельной рекомендацией отказаться от использования системы «Медиалогия», так как часть акционеров этой компании «связаны с заграницей». Теми же письмами они призывали к установке «Катюши».

Человек, участвующий в совещаниях у Громова, рассказывает, что однажды там обсуждали пост «Незыгаря», содержащий ошибочную информацию. «Да это редакция что-то напутала», — якобы спокойно отреагировал Громов. Участники сделали для себя вывод, что первый замглавы кремлевской администрации хотел показать, что контролирует канал.

Очередь за WhatsApp

После выборов президента назначение Telegram для властей изменилось. Теперь это в основном место войн друг с другом. Как это происходит, хорошо видно на недавнем примере.

В каналах, которые работают с внутриполитическим блоком Кремля и Ковальчуками, немедленно был организован ответ. «Бойлерная», «Медиатехнолог» и «ИА «Стекломой» при активной поддержке «Караульного» сообщили, что никаких проблем у Ярина нет и быть не может.

Его место заняли два других мессенджера — WhatsApp и Viber. В частности в системе мониторинга СМИ и соцсетей «Призма», которой пользуются Кириенко и все подчиненные ему региональные подразделения, с лета 2018 года появился обзор негативных сообщений о власти в пабликах WhatsApp и Viber.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.